Вопросы национального строительства

ВОПРОСЫ НАЦИОНАЛЬНОГО СТРОИТЕЛЬСТВА

В завершение темы национализма а-ля рюс

   Существует фраза, в многом расхожая и слегка потасканная из-за потребления в меру и не в меру: «Антисоветчик — всегда русофоб». Она аксиоматична при любом отношении к идее коммунизма. К самой идее я, к примеру, отношусь весьма скептически. По многим причинам.
Зоологическая ненависть западников-нацистов к совстрою очевидна: это ненависть людей Февраля, идейных наследников Февральского переворота, которые стремились втащить Россию в «цивилизованный мир» на правах периферии. Как сейчас. Это ненависть к Октябрю — который, наоборот, вытащил Россию из «цивилизованного мира» и в итоге создал свой собственный. Со своими правилами и установками. Только поэтому мы смогли дважды от полной разрухи за кратчайший по всем меркам период отстроить страну и выйти на уровень самых передовых стран. Напомню — между 45 и 61 годом — 16 лет. Всего 16 лет от потери трети национального богатства страны до реализации трёх фундаментальных программ — ядерной, ракетостроения и полномасштабного авиастроения. Любая страна даже сегодня, реализовав хотя бы одну из этих программ, будет считаться передовой. Напомню — даже сегодня при неизмеримой мощи Китая он так и не вытянул полноценную ядерную программу. Триада до сих пор имеется лишь у России и США.
   И теперь сравните с 16 годами блистательного путинского правления. Минус 40 тысяч предприятий (только крупных и средних), потеря всех позиций по всем направлениям, обнищание народа ниже любых африканских реалий. Есть от чего ненавидеть СССР — сравнение совсем не в пользу выбора «цивилизации».   Парадокс в том, что «русские националисты» в своей ненависти к советскому периоду отрицают глубинные причины, которые делают этот период наиболее блестящим за всю историю страны. Да, мы рухнули — но ведь было откуда падать. С каких высот. Сегодня, я сильно извиняюсь, мы ползаем по дну и щупаем его, погружаясь все глубже.
   И именно поэтому эти люди в первую очередь ненавидят тот самый русский народ, который и ВОЗРОДИМ РУССКИЙ НАЦИОНАЛИЗМ!вытащил и индустриализацию, и коллективизацию, и две победы, и два послевоенных восстановления, и космос, и ядерную программу. А какой ещё народ им ненавидеть? Русский народ, сделавший выбор в сторону от прелестей западной колонии, для этих людей — неправильный народ, больной, который нужно лечить от заразной болезни. Поэтому они с такой ненавистью относятся к совпериоду, который категорически противоречит их установкам.
Так что антисоветчик — всегда русофоб, здесь вариантов нет. Без обид, просто констатация.
   Национализм — идея перехода от сословного общества к классовому. В сословном обществе понятия «нация» вообще не существует, в классовом обществе нация является лишь инструментом идентификации принадлежности к «правильным» эксплуататорам. «Правильные», то есть национально ориентированные капиталисты, грабят свой народ более правильно, чем чужие — инородцы. Согласно теории о правильности национальных капиталистов Игорь Иванович Сечин более скрепен по отношению к русскому народу, чем Вагит Юсуфович Алекперов. Просто потому, что «правильной» национальной принадлежности. Потому, видимо, ему и позволено больше.
В сословном обществе нет в принципе понятия «нация». Вся разница — в принадлежности разным боярам. Эти — крепостные графа Шувалова, эти — государевы крепостные, эти — монастырские. Уже поэтому национализм в рамках сословного общества — понятие абстрактное. Мнимое число. Квадратный корень из минус единицы.
   В антагонистическом классовом обществе капитализма нация определяет лишь сферу интересов эксплуататоров. Да и то лишь в период передела рынков. Сразу после него любой капитал становится вненациональным и тяготеет к глобализации. В неантагонистическом классовом обществе националистам тоже нет места — они противоречат идее развития и конвергенции наций, их сплавления в единую культурную общность, что является основой к построению бесклассового общества.
   В итоге получается, что нигде, ни в одном обществе для идей пещерного национализма и измерения черепов на предмет их правильности нет места.   И не будет, что характерно. Поэтому националисты всегда маргиналы и всегда — лишь инструмент. После использования их задвигают обратно в маргинальщину, что в общем-то, правильно. Говоря иначе, идея национализма всегда объектна, ею всегда лишь пользуются и главное — пользуются внешние по отношению к националистам силы.
Березовский и Абрамович   Хотите примеры? Их есть у нас. Недавние, прямо на глазах. Украинскими националистами воспользовались, чтобы убрать Януковича, русскими националистами воспользовались на Донбассе, чтобы удержать захват территории Крыма. После чего прижали к ногтю, и они покорно исполняют волю наших олигархов и путинских технологов. И рыдают над потерянным Русским миром. Так кто его потерял? Русские или Путин? Ответ очевиден: Путину как раз Русский мир даром не нужен. Вами попользовались, ребята, и поставили за печку. Вами, вооружёнными до зубов, не боящимися ни бога, ни черта, ни киборгов. А олигархам вы тихо слили, разводя руками и рассказывая про то, что «ну так надо». Это и есть судьба националистов — быть пешками в чужих играх. Так было, так есть и так будет. Обидно? Да, наверное. Но попробуйте подняться над обидами. В своих бедах мы всегда виноваты сами. Не Обама, не Трамп и не Путин. Мы.
   Называя националистов ваххабитами с balalayka&matryoshka, я погорячился. Даже ваххабиты считают национализм злом — наравне с ширком. Даже дикие ваххабиты, оказывается, умнее. И, прямо скажем, результативнее. Так что даже с ваххабитами нашим нацикам не биться в десны — они вообще никому не нужны. Только себе и своим возвышенным мечтам о несбыточном.
   Повторю сказанное неоднократно: борьба за национальную идентичность имеет крайне узкий временной интервал, в котором лозунги национального возрождения прогрессивны: это период строительства классового общества (антагонистического или неантагонистического) в момент перехода к нему от сословно-феодального. Сразу после такого перехода национализм превращается в тормоз и архаику, которая объективно подлежит искоренению. В случае революционного перехода необходимость в идеях национализма вообще может отсутствовать по причине краткости переходного периода. Сегодня, когда Россия погружается в феодализм, востребованность идей национального возрождения существует — глупо было бы отрицать. Но с обязательным пониманием того, что будет дальше. И пониманием конечности сроков реализации таких идей.
   Мне неясна концепция борьбы за права русского народа в интерпретации националистов. Два вопроса — кого именно они считают русским и кто именно и по какой процедуре будет определять русскость. В каком процентном отношении нерусскость еще будет допустима, а в каком — уже полный харам? «Комиссия по русскости» придёт к Вагиту Юсуфовичу и потребует, чтобы в руководстве Лукойла 80% составляли русские? Ну так Вагит Юсуфович произнесет известную фразу: «В своем штабе Я определяю, кто в нем еврей (зачёркнуто) русский (подчёркнуто)». После чего «комиссия» извинится и тихо испарится. А куда она денется? Она ведь отрицает классовый подход по причине его «совковости», а потому будет извиняться и каяться, что побеспокоила уважаемых людей.
   Идея националистов «русских все обижают, их нужно защищать» ущербна в своей основе. Ущербна, во-первых, потому, что в защите нуждается только слабый, причём хронически слабый. Инвалид, не способный постоять за себя. И, во-вторых, защищает слабого всегда сильный. Кто, по мнению русских националистов, настолько силен, что способен защитить хронически больной и инвалидный русский народ? Хотелось бы в этом месте поподробнее.
   А ответ на самом деле гораздо более прост: концепция «русских обижают» неверна в принципе, но тогда в чем профит националистов? Кому они в таком случае будут нужны? Поэтому шизофреническая установка и продолжает существовать, как оправдание горьких стенаний за судьбу глубоко ущербного и несчастного обижаемого всеми русского народа. И только националисты знают, где выход. Ага.
Отсюда вопрос — если концепция национализма чрезвычайно узка и неприемлема за пределами своей области определения, то каков правильный ответ?

Эль Мюрид

«А национальная идея, между тем, осталась не ясна»

Комментарии:

Добавить комментарий