Приблатненный комитетчик

ПРИБЛАТНЁННЫЙ КОМИТЕТЧИК

   Совершенно неизбежное следствие вскрытых «панамских офшоров» — снятие запрета на тему. Официально, естественно, ни в каких провластных СМИ эту тему даже озвучивать не будут, но плотину уже рвет, а потому подобных материалов будет появляться всё больше. И дело даже не в злокозненном Западе, здесь работает простой принцип — не подставляйся под компромат, тебе его и не предъявят.

   Петербургские истории начала криминальной карьеры Любимого руководителя пополняются новыми эпизодами, которые поведал «Свободе» работавший в начале 90 годов в Петербурге бизнесмен Фрейдзон. Сразу можно сказать, что Фрейдзон — явно не агнец, и работал точно так же на грани, а возможно, и за гранью всех мыслимых законов, так что его обиды, которые он понес в России, из разряда «Вор у вора дубинку украл». Он оказался тем, у кого украли, а потому и обида.

   Нужно еще отметить, что Фрейдзон ранее той же «Свободе» давал примерно такого же содержания интервью, но по его просьбе его очень быстро убрали и даже кто-то трудился, вычищая его из кэша. Тем не менее, многое осталось, и вчерашнее интервью во многом повторяет предыдущее.
В общем-то, ничего особо нового — обычные истории об обычных историях лихих девяностых. Вся необычность лишь в том, что «приблатненный комитетчик» выдвинулся на первые роли в стране, хотя откровенно говоря, кто бы ни выдвинулся, выбор был невелик — новая элита сплошь состоит из воров и бандитов разной степени уголовности нравов. Любопытным в этом интервью, пожалуй, выглядит лишь одно: механизм передачи взяток. Фрейдзон четко описывает технологию: разговор тет-а-тет, после чего на бумажке пишется сумма, за которой заходит человек, похожий на нынешнего руководителя «Газпрома». Все вопросы решаются только так и не иначе. Если всё так, то нетрудно понять, почему нынешний руководитель «Газпрома» (да и не только «Газпрома», здесь можно сходу упомянуть и ту же «Роснефть», и другие могучие корпорации под руководством все той же команды, начинавшей в петербургской мэрии) непотопляемы. Непотопляемы несмотря на чудовищные убытки, за которые в любом другом случае нужно снимать, отдавать под суд и много чего делать. А их ставили не для того, чтобы корпорации приносили прибыль. Точнее, чтобы они ее приносили — но в нужном направлении.

Pages: 1 2

Комментарии:

Добавить комментарий