Видео представление

Говорим одно, а делаем другое

Говорим одно, а делаем другое

Занимаясь делом, говорят только тогда, когда есть что сказать; но в безделье является потребность говорить беспрерывно.

Жан-Жак Руссо

Ну вы понимаете…

Ну вы понимаете...

Некоторые люди лишены дара видеть правду. Но зато какой искренностью дышит их ложь!

Станислав Ежи Лец

Из жизни леблядя

Из жизни леблядя

Если одни считают, чтобы поддерживать отношения, нужно лизать задницы, то другим достаточно, оставаться самим собой.

Игорь Николаевич Мелькин

Это было в той стране

Это было в той стране

Читать далее

Власть и Анархизм

Власть и Анархизм

ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ АНАРХИЗМА

Анархия — безначалие, безвластие или не подвластность, независимость.

ВЫСТУПАЕТ ЗА:

1. Отсутствие насильственной, государственной власти;

2. Отсутствие порабощения одного человека другим.

Государство — основной институт политической системы классового общества.

В классово антагонистических обществах используется для подавления классовых противников экономически господствующего класса.

Читать далее

Богатыри проснулись — Михаил Дмитриевич Каратеев

Богатыри проснулись - Михаил Дмитриевич Каратеев

БОГАТЫРИ ПРОСНУЛИСЬ

   Шестнадцатилетняя полоса почти беспрерывных внутри-русских войн закончилась в 1375 году полной победой Московского великого князя Дмитрия Ивановича. Самый сильный и самый беспокойный из его соперников, великий князь Михаил Александрович Тверской, — в итоге семилетней кровавой борьбы вынужден был смириться и признать себя «молодшим братом» Московского князя; Суздальско-Нижегородские князья, также домогавшиеся верховной власти над Русью, были сломлены еще раньше; все остальные, один за другим, признали свою зависимость от Москвы и обязались служить ей. Самостоятельность сохранил один лишь великий князь Рязанский, Олег Иванович, но и он, испытав на себе силу московского оружия, сидел в своей вотчине тихо и старался ладить с могущественным соседом.
   Положив, таким образом, конец изнурявшим страну усобицам и сделавшись не только по ханскому ярлыку, но и на деле великим князем всея Руси и общепризнанным главой возрождающегося Русского государства, — Дмитрий Иванович мог наконец приступить к тому, что почитал главной задачей своей жизни: к решительной борьбе с Ордой и свержению татарского ига. Читать далее

Железный Хромец — Михаил Дмитриевич Каратеев

Железный Хромец - Михаил Дмитриевич Каратеев

Железный Хромец — Михаил Дмитриевич Каратеев

   Удачный поход на Русь не только значительно усилил Тохтамыша, но и укрепил его веру в себя. До тех пор он приходило иметь дело с другими татарскими ханами, в столкновении с которыми победа предрешалась не столько преобладанием воинских сил, сколько подкупом, правильностью политического расчета и заинтересованностью ордынских военачальников. Русский же поход показал Тохтамышу, что вся Орда теперь повинуется его единой воле и что в его руках находится сила, достаточная для завоевания господства в Средней Азии. А потому, приведя Московского князя к покорности, он сразу же решился бросить открытый вызов Тимуру: отлично зная, что последний уже считает себя хозяином Хорезма и технологии его властителя, эмира Сулеймана Суфи, как своего вассала.
   Занятый в это время завоеванием Персии, Тимур ничем не ответил на этот выпад. Но он уже давно понял, что на покорность Тохтамыша рассчитывать не может и что между ними неизбежна жестокая и, может быть, длительная борьба. Оба соперника к ней готовились, но осторожный Тимур, прежде чем начать ее, хотел бы свои тылы и прочно закрепиться в Персии и в Азербайджане. Тохтамыш, уже обеспечивший свой тыл победой над Русью, старался, наоборот, развязать войну, прежде чем Железный Хромец усиливает присоединение и ограблением этих стран.
   Окрытый своим легким успехом в Хорезме, он перешел к решительным действиям в Азербайджане, старе и тут опередить противника: Тимур к этому времени уже овладел информацией из Перу и хорошо подготовил почву к захвату Азербайджана. Последний, после распада Хулагидского государства, те под властью независимого, но чуждого азербайджанцам хана Ахмеда. Это был жестокий и коварный деспот, от тирании, который страло не только низовое население страны, но и высшая знать, а потому Тимура, когда он вступит в Азербайджан, встретили здесь не как врага, а как освободителя. Читать далее

Русь и Орда книга вторая — Михаил Дмитриевич Каратеев

Русь и Орда книга вторая - Михаил Дмитриевич Каратеев

Русь и Орда книга вторая — Михаил Дмитриевич Каратеев

   Минуло четверть века после почти одновременной смерти московского государя Ивана Даниловича Калиты, золотоордынского хана Узбека и литовского великого князя Гедимина — трех выдающихся монархов, составивших эпоху в истории своих стран. За это время как на Руси, так и в Орде произошло великое множество перемен, в корне изменивших не только политическую обстановку, но и соотношение сил. Русь, почти залечившая тяжелые раны, нанесенные ей нашествием Батыя, крепла и восстанавливала свою былую мощь; Орда, раздираемая ханскими усобицами, разваливалась и слабела.
   В 1353 году умер от чумы великий князь московский Симеон Гордый — старший сын и наследник Ивана Калиты, — государь твердый и властный, неуклонно продолжавший собирание русских земель, начатое его отцом. Жертвами той же эпидемий пали его сыновья Иван и Симеон, его младший брат князь Андрей Серпуховский и глава православной Церкви, московский митрополит Феогност. На великое княжение вступил единственный оставшийся в живых сын Калиты — Иван Иванович, получивший прозвище Кроткого. Читать далее

Русь и Орда Книга первая — Михаил Дмитриевич Каратеев

Русь и Орда   Книга первая - Михаил Дмитриевич Каратеев

Русь и Орда Книга первая — Михаил Дмитриевич Каратеев

   В 1958 году, в Буэнос-Айресе, на средства автора, не известного в литературном мире, вышел тиражом в тысячу экземпляров исторический роман «Ярлык великого хана», повествующий о жестоких междоусобицах русских князей в пору татаро-монгольского ига, жертвой которых стал молодой князь Василий Карачевский.
   Впрочем, немногие из читателей, преимущественно земляков, могли вспомнить, что Каратеев уже печатался как очеркист и выпустил документальные книги о судьбе русских эмигрантов на Балканах и в Южной Америке. Аргентина считалась, и, вероятно, не без оснований, некоей культурной провинцией русского зарубежья. Хотя в результате второй мировой войны, по крайней мере вне волны повторной эмиграции — из Китая и Балкан — выплеснулись широко, от Австралии до Южной Америки, литературными столицами по-прежнему оставались русский Париж и русский Нью-Йорк.
   Поэтому удивительно было появление в далеком Буэнос-Айресе романа М. Каратеева, вызвавшего восторженные отклики критики и читателей в тех русских диаспорах, куда он мог попасть при скромности тиража.
«Мы хотели бы здесь подчеркнуть огромный интерес к книге „Ярлык великого хана“ у рядового русского читателя, вследствие прямого и благотворного ее действия на наше национальное самосознание… — писал рецензент бельгийского журнала „Родные перезвоны“. — Это родник кристально чистой воды, которую пьешь с наслаждением, — живая вода, исцеляющая наши недуги уныния, слабости духовной и телесной. Пусть герою романа — князю Василию и не удалось получить ярлыка от хана Золотой Орды, но зато он добыл почетный ярлык замечательного писателя М. Каратееву» Читать далее

О Мистическом Анархизме — Григорий Иванович Чулков

О Мистическом Анархизме - Григорий Иванович Чулков

О Мистическом Анархизме

Григорий Иванович Чулков

   Иван Карамазов говорит Алеше, что не Бога он отрицает, а мира Его не принимает: и Алеша называет это неприятие мира — бунтом. Но не иначе «бунтует» и праведный Иов. Неприятие мира — одна из древних форм богоборства.
   Остановимся на этом последнем понятии, равно важном для историка и философа религии.
   Без противления Божеству нет мистической жизни в человеке, — нет внутренней драмы, нет действия и события, которые отличают религиозное творчество и религиозность динамическую (имя ей — мистика) от неподвижной преданности замкнутому в себе вероучению с его скрижалями нравственных заповедей и обрядовых установлений.
   Корни богоборства скрыты в тех экстатических состояниях, откуда проистекли первые религии. Божество овладевает сопротивляющейся душой, как у Вергилия Феб «одержит» упорствующую Сивиллу и толчками принуждает ее пророчествовать. Содержание древнейших оргий составляет священное убиение бога исступленными причастниками жертвы.
   Богоборствующее безумие, как всякий религиозный экстаз, может быть правым (ỏρθῶς μανῆναι) и неправым. Оно несет в себе награду непосредственного общения с божеством — и опасность божественной мести. Иов оправдан; и Иаков, боровшийся с Незримым, улучил благословение, хотя и остался хром. Прометей побеждает. Но сколько других богоборцев сокрушено! Титаны, Гиганты, «богоравные» гордецы, дерзнувшие мериться с богами, как Тантал и Танталида — Ниоба, безумцы и слепцы, не узнавшие божеского лика, как Пентей; у евреев — Каин и его потомство, строители вавилонского столпа, Люцифер. В Библии самая повесть о грехопадении людей приобретает черты богоборческие: «вы будете как боги (или: Бог — Элогим)». Читать далее