видео презентация

Богатыри проснулись — Михаил Дмитриевич Каратеев

Богатыри проснулись - Михаил Дмитриевич Каратеев

БОГАТЫРИ ПРОСНУЛИСЬ

   Шестнадцатилетняя полоса почти беспрерывных внутри-русских войн закончилась в 1375 году полной победой Московского великого князя Дмитрия Ивановича. Самый сильный и самый беспокойный из его соперников, великий князь Михаил Александрович Тверской, — в итоге семилетней кровавой борьбы вынужден был смириться и признать себя «молодшим братом» Московского князя; Суздальско-Нижегородские князья, также домогавшиеся верховной власти над Русью, были сломлены еще раньше; все остальные, один за другим, признали свою зависимость от Москвы и обязались служить ей. Самостоятельность сохранил один лишь великий князь Рязанский, Олег Иванович, но и он, испытав на себе силу московского оружия, сидел в своей вотчине тихо и старался ладить с могущественным соседом.
   Положив, таким образом, конец изнурявшим страну усобицам и сделавшись не только по ханскому ярлыку, но и на деле великим князем всея Руси и общепризнанным главой возрождающегося Русского государства, — Дмитрий Иванович мог наконец приступить к тому, что почитал главной задачей своей жизни: к решительной борьбе с Ордой и свержению татарского ига. Читать далее

Железный Хромец — Михаил Дмитриевич Каратеев

Железный Хромец - Михаил Дмитриевич Каратеев

Железный Хромец — Михаил Дмитриевич Каратеев

   Удачный поход на Русь не только значительно усилил Тохтамыша, но и укрепил его веру в себя. До тех пор он приходило иметь дело с другими татарскими ханами, в столкновении с которыми победа предрешалась не столько преобладанием воинских сил, сколько подкупом, правильностью политического расчета и заинтересованностью ордынских военачальников. Русский же поход показал Тохтамышу, что вся Орда теперь повинуется его единой воле и что в его руках находится сила, достаточная для завоевания господства в Средней Азии. А потому, приведя Московского князя к покорности, он сразу же решился бросить открытый вызов Тимуру: отлично зная, что последний уже считает себя хозяином Хорезма и технологии его властителя, эмира Сулеймана Суфи, как своего вассала.
   Занятый в это время завоеванием Персии, Тимур ничем не ответил на этот выпад. Но он уже давно понял, что на покорность Тохтамыша рассчитывать не может и что между ними неизбежна жестокая и, может быть, длительная борьба. Оба соперника к ней готовились, но осторожный Тимур, прежде чем начать ее, хотел бы свои тылы и прочно закрепиться в Персии и в Азербайджане. Тохтамыш, уже обеспечивший свой тыл победой над Русью, старался, наоборот, развязать войну, прежде чем Железный Хромец усиливает присоединение и ограблением этих стран.
   Окрытый своим легким успехом в Хорезме, он перешел к решительным действиям в Азербайджане, старе и тут опередить противника: Тимур к этому времени уже овладел информацией из Перу и хорошо подготовил почву к захвату Азербайджана. Последний, после распада Хулагидского государства, те под властью независимого, но чуждого азербайджанцам хана Ахмеда. Это был жестокий и коварный деспот, от тирании, который страло не только низовое население страны, но и высшая знать, а потому Тимура, когда он вступит в Азербайджан, встретили здесь не как врага, а как освободителя. Читать далее

Русь и Орда книга вторая — Михаил Дмитриевич Каратеев

Русь и Орда книга вторая - Михаил Дмитриевич Каратеев

Русь и Орда книга вторая — Михаил Дмитриевич Каратеев

   Минуло четверть века после почти одновременной смерти московского государя Ивана Даниловича Калиты, золотоордынского хана Узбека и литовского великого князя Гедимина — трех выдающихся монархов, составивших эпоху в истории своих стран. За это время как на Руси, так и в Орде произошло великое множество перемен, в корне изменивших не только политическую обстановку, но и соотношение сил. Русь, почти залечившая тяжелые раны, нанесенные ей нашествием Батыя, крепла и восстанавливала свою былую мощь; Орда, раздираемая ханскими усобицами, разваливалась и слабела.
   В 1353 году умер от чумы великий князь московский Симеон Гордый — старший сын и наследник Ивана Калиты, — государь твердый и властный, неуклонно продолжавший собирание русских земель, начатое его отцом. Жертвами той же эпидемий пали его сыновья Иван и Симеон, его младший брат князь Андрей Серпуховский и глава православной Церкви, московский митрополит Феогност. На великое княжение вступил единственный оставшийся в живых сын Калиты — Иван Иванович, получивший прозвище Кроткого. Читать далее

Русь и Орда Книга первая — Михаил Дмитриевич Каратеев

Русь и Орда   Книга первая - Михаил Дмитриевич Каратеев

Русь и Орда Книга первая — Михаил Дмитриевич Каратеев

   В 1958 году, в Буэнос-Айресе, на средства автора, не известного в литературном мире, вышел тиражом в тысячу экземпляров исторический роман «Ярлык великого хана», повествующий о жестоких междоусобицах русских князей в пору татаро-монгольского ига, жертвой которых стал молодой князь Василий Карачевский.
   Впрочем, немногие из читателей, преимущественно земляков, могли вспомнить, что Каратеев уже печатался как очеркист и выпустил документальные книги о судьбе русских эмигрантов на Балканах и в Южной Америке. Аргентина считалась, и, вероятно, не без оснований, некоей культурной провинцией русского зарубежья. Хотя в результате второй мировой войны, по крайней мере вне волны повторной эмиграции — из Китая и Балкан — выплеснулись широко, от Австралии до Южной Америки, литературными столицами по-прежнему оставались русский Париж и русский Нью-Йорк.
   Поэтому удивительно было появление в далеком Буэнос-Айресе романа М. Каратеева, вызвавшего восторженные отклики критики и читателей в тех русских диаспорах, куда он мог попасть при скромности тиража.
«Мы хотели бы здесь подчеркнуть огромный интерес к книге „Ярлык великого хана“ у рядового русского читателя, вследствие прямого и благотворного ее действия на наше национальное самосознание… — писал рецензент бельгийского журнала „Родные перезвоны“. — Это родник кристально чистой воды, которую пьешь с наслаждением, — живая вода, исцеляющая наши недуги уныния, слабости духовной и телесной. Пусть герою романа — князю Василию и не удалось получить ярлыка от хана Золотой Орды, но зато он добыл почетный ярлык замечательного писателя М. Каратееву» Читать далее

Французская демократия — Пьер Жозеф Прудон

Французская демократия - Пьер Жозеф Прудон

Французская демократия

Пьер Жозеф Прудон

   В настоящей книге ее автор, выдающийся французский социальный мыслитель, публицист, теоретик анархизма Пьер Жозеф Прудон (1809–1865), последовательно противопоставляет парламентско-государственной политике и бюрократическим решениям интересы трудового народа, которые никто, кроме самих трудящихся, не может защищать и представлять. По изложенному автором замыслу, государство и капитализм должны коллапсировать и быть, по возможности мирно, заменены обществом кооперации и федерализма, основанного на делегировании снизу вверх и императивных мандатах, а на смену ценностям доминирования и наживы должны прийти солидарность, взаимопомощь, свобода, равенство и справедливость. Данная работа, в оригинале носившая название «О политической способности рабочих классов», представляет собой последнее, наиболее зрелое, итоговое и, возможно, наиболее интересное произведение в огромном литературном творчестве Прудона. Она может быть рекомендована не только специалистам — историкам, политологам, социологам, но и широкому кругу заинтересованных читателей. Q.A.: В книге встречаются таблицы. Пьер Жозеф Прудон(1809–1865)Выдающийся французский социальный мыслитель, один из основоположников анархизма. Читать далее

Александр Невзоров — КРАТКАЯ ИСТОРИЯ ЦИНИЗМА

Александр Невзоров - КРАТКАЯ ИСТОРИЯ ЦИНИЗМА

Туалет трупа

Надо признаться, это очень игривая книжица, написанная от всей души.
Подкупает в ней, прежде всего, та храбрость, с которой две пожилые английские ша-луньи перешагнули условный «рубеж разума» — и, оказавшись в некоем психиатрическом зазеркалье, резвятся в нем и шалят.
Это «зазеркалье» — мир конноспортивной моды.
А книга является подробным наставлением, как именно следует быть наряженным при истязании или убийстве лошади.
Как и всякое другое зазеркалье — этот мир в принципе своем «оборотен» всякой настоящей человеческой реальности. Все понятия в нем перевернуты, добро и зло поменяны местами и ролями. В нем свой, совсем не похожий на человеческий, язык, свои правила пове-дения и свои представления о красивом и уродливом.
Книга обильно иллюстрирована, в основном портретами граждан, которых в России прогнали бы даже от пивного ларька как внушающих подозрение.
Книга украшена 15 фотографиями задов причудливых форм и невероятных калибров.
Помятость, скукоженность или выпученность задов вдохновенно комментируется, причем для каждого зада приводится своя рецептура прихорашивания. Читать далее

Народный суд над коррупционерами и олигархами

Народный суд над коррупционерами и олигархами

НАРОДНЫЙ СУД НАД КОРРУПЦИОНЕРАМИ И ОЛИГАРХАМИ

   Беззаконие, бесправие и коррупция захлестнули всю страну. Наш народ доведен до отчаяния. 24 миллиона наших граждан — НИЩИЕ! Власть издевается над нами, считая, что ей все дозволено, все нипочем. Олигархат грабит страну, коррумпирует чиновников, а чиновники творят беспредел — вводят новые налоги и поборы, повышают тарифы, лишают работы и жилья, сажают в тюрьмы патриотов, фальсифицируют уголовные и административные дела, поддерживают мошенников, замещают коренные народы мигрантами, пропагандируют разврат и бескультурье.

   Только консолидация всех здоровых сил страны на борьбу с коррупционерами и олигархами остановит надвигающуюся трагедию — распад государства и гибель народа.

   Персонально обращаемся к шоферам — придите, поддержите акцию дальнобойщиков, протяните братскую руку помощи своим коллегам, нашим братьям. Не оставайтесь в стороне! Мы должны научиться поддерживать друг-друга консалидированно и сплочённо. Только так и никак иначе можно противостоять зажравшейся системе, превратившей власть в свинячью кормушку. Приносите плакаты и банеры, со словами поддержки протестующих дальнобойщиков и протеста против самозванцев, узурпировавших власть в нашей стране. Читать далее

Бедность как экономический принцип — Пьер Жозеф Прудон

Бедность как экономический принцип - Пьер Жозеф Прудон

«Бедность как экономический принцип»-Пьер Жозеф Прудон

   Пусть не ослепляют нас тщеславие нашей роскошью и горячка наших наслаждений: пауперизм столько же свирепствует среди цивилизованных народов, сколько и между полчищами варваров, а может быть, и сильнее. Благосостояние в данном обществе не столько зависит от абсолютного количества накопленного богатства (всегда меньшего, чем думают), сколько от отношения производства к потреблению, а в особенности — от распределения продуктов. Теперь, так как, по множеству причин, вычисление которых здесь бесполезно, ни у какого народа сила производства не может сравниться с силой потребления и так как распределение продуктов производится ещё гораздо неправильнее их произведения и потребления, то следует из этого всего, что неблагосостояние повсеместно и постоянно; что общество, по-видимому богатое, на самом деле бедно, — словом, что все страдают от пауперизма: собственник, живущий рентою, так же как и пролетарий, который перебивается только трудом своих рук. Читать далее

Геродот История «Терпсихора»

Геродот История "Терпсихора"

ГЕРОДОТ ИСТОРИЯ «ТЕРПСИХОРА»

Книга пятая

   Настоящим изданием открывается новая академическая серия, в которой будут представлены труды, сыгравшие существенную роль в развитии исторической мысли.
   Перевод «Истории» Геродота был подготовлен для «Литературных памятников», а затем перешел «по наследству» в нашу серию. Мы принимаем его с большой признательностью, так как получили возможность начать наши издания с «отца истории» и с труда, лежащего еще на трудноразличимой грани между мифом и историческим повествованием.
   Наша серия призвана развернуть перед читателем многовековую панораму раздумий над соотношением прошлого, настоящего и будущего — над «связью времен», над движением истории.

Читать далее

Михаил Бакунин. Избранные сочинения — ТОМ I

Михаил Бакунин. Избранные сочинения - ТОМ I

МИХАИЛ БАКУНИН. ИЗБРАННЫЕ СОЧИНЕНИЯ — ТОМ I

Государственность и Анархия

   Анализируя историю рабочего движения, Бакунин полагает, что его главным врагом является государство, сутью которого является «порабощение народных масс». На карте мира «полюс государственности» (организации и дисциплины) находится в руководимой канцлером Бисмарком Германии. Он различает в Европе отжившие «римско-католические» государства и «новейшие государства» («жидовское царство», «банкократия»), основанные на эксплуатации народного труда капиталом. Главными орудиями государства Бакунин называет фискальную бюрократию и полицейскую власть. Появление «демократических республик» не меняет, по его мнению, сути государства.
   Государству Бакунин противопоставляет другой полюс — «социальную революцию», которая вдохновляется идеалами свободы, равенства и братства. Первым необходимым условием революции он называет банкротство, а вторым — веру в «общенародный идеал». Бакунин критикует немецкую социал-демократию как в левом (марксизм), так и в правом (лассальянство) её варианте за адаптацию государственного начала. Читать далее